СТРАХОВОЙ КОНСАЛТИНГ:

<<ПУБЛИКАЦИИ>> <<МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ>> <<ИНТЕРВЬЮ И КОММЕНТАРИИ>> <<ОБ АВТОРЕ>>


Жилкина М., «Русский полис» № 9 - 2002 г., с. 72-73

ФИЛОСОФИЯ БЫВШЕГО СТРАХОВЩИКА

В переполненной лекционной аудитории Львовского университета негде было яблоку упасть. Харизматичность лектора как магнит притягивала слушателей, большинство среди которых были совсем ненамного моложе преподавателя. Со временем лекции пришлось перенести под открытое небо, так как ни один из залов не вмещал всех желающих. А самому профессору, в год начала его триумфа, едва исполнилось 29 лет...

Великий философ Казимир Твардовский родился 20 октября 1866 года в Вене в семье небогатого государственного служащего. Будущий основатель Львовско-Варшавской философской школы, последователь Франца Брентано и ключевая фигура развития польской гуманитарной науки, он первое свое образование получил в католическом интернате, для того чтобы потом сформировать мировоззрение, во многом противоположное церковным догматам.

Личность Твардовского в России незаслуженно обойдена вниманием специалистов по истории философии. Но в общем-то, в силу вполне понятных причин: территории Польши и Галиции, где жил и творил философ, которые он считал своей настоящей родиной, в то время не принадлежали России, хотя и были предметом ее территориальных притязаний.

Страховой поворот

Научный старт Твардовского был связан с Венским университетом - его он закончил, в нем работал над диссертацией. Специализацией молодого ученого была «Философия и психология» (разделения этих наук в те годы не существовало).

Однако после получения в 1892 году степени доктора философии, в его жизни случается событие, благодаря которому, собственно, этот рассказ и попал на страницы нашего журнала. Твардовский поступает на работу в Математическое бюро Общества по страхованию жизни в Вене. К сожалению, его должность и жалование в компании были весьма скромными. К тому же до конца дней оставаться там он не собирался - душа лежала к философии.

Начало карьеры Твардовского в чем-то похоже на судьбу Франца Кафки. Как и Кафка, Твардовский пошел работать в страховую компанию отчасти ради куска хлеба, отчасти в угоду окружению, но отнюдь не по призванию. К счастью, в отличие от Кафки, непосредственно загруженного работой с клиентами, у Твардовского участок (актуарные расчеты) был более спокойный. Поэтому у него оставалось время и силы для реализации основной своей цели - создания собственной научно-философской школы.

В период работы в страховом обществе Твардовский ведет частную преподавательскую работу, активно публикует статьи в периодической печати, пишет философские эссе. Но главное - работает над так называемым «габилитационным сочинением», после успешной защиты которого ему дается право преподавания в университете.

В 1895 году Твардовский получает приглашение занять вакантную должность профессора Львовского университета и без особых сожалений расстается со страхованием. С тех пор он полностью посвящает себя только науке.

Пан Профессор

Дальнейшая судьба Твардовского связана с Львовским и Варшавским университетами, а также рядом общественных организаций, причем не только философских. В последнем проявился безусловный организационный талант бывшего сотрудника страхового общества. Работа, проводимая в созданных Твардовским обществах и кружках (центральным из которых сам он считал «Польское философское общество»), позволила воспитать плеяду «национальных» специалистов по философии, математике, психологии и других науках и обеспечить кадрами польские университеты на долгие годы. Потому роль его нельзя сводить только к науке - она была еще и в немалой степени политической. Патриотизм профессора в конечном счете привел к тому, что после обретения Польшей независимости в 1918 г. практически в каждом из ее университетов хотя бы одну философскую кафедру занимал ученик Твардовского. Однако сам он, несмотря на активную позицию по отношению к развитию научного самосознания польских ученых, к столичной жизни в Варшаве не стремился, и сконцентрировал собственную преподавательскую практику во Львове.

Несмотря на то, что в начале своего пути он был самым молодым профессором за всю историю Польши, его авторитет среди коллег был непререкаем. Для своих учеников, соратников и просто современников Твардовский был любимым и уважаемым учителем. «Мастер», «Пан Профессор», - так к нему обращались.

Профессор был строг и резок (впрочем, его харизматической привлекательности это нисколько не убавляло). Рассказывается о таком случае, весьма показательно иллюстрирующем характер философа. Один студент, в нарушение правил университета, взял книгу из читального зала на ночь. Узнав об этом, Твардовский запретил нарушителю в дальнейшем у него обучаться. Сокурсники студента стали просить профессора пожалеть его, но тот был непоколебим: «Или он читал правила лектория и ничего в них не понял, или же понял и сознательно их нарушил. В первом случае он глуп, а во втором — неэтичен, а я не хочу иметь дел ни со студентами глупыми, ни с неэтичными и поэтому не могу изменить принятое решение» Вот такая вот твердость и в «мелочах», и в главном позволила Твардовскому стать основателем новой философской школы.

Умер Твардовский в 11 февраля 1938 года во Львове. После него осталось множество научных трудов. Он воспитал более 120 учеников-профессоров. В личной библиотеке Твардовского насчитывалось 8000 книг по философии - тоже своего рода рекорд. Была ли среди них хоть одна книга по страхованию - история умалчивает...

Наш журнал уже долгое время уделяет внимание теме жизни великих людей, в разное время связанных со страхованием. Настало время подвести некоторые итоги, и философская направленность истории сегодняшнего нашего героя располагает к тому, чтобы задуматься о проблеме в целом. Пути и судьбы бывших страховщиков - героев наших рассказов - многообразны, и связаны с самыми различными науками, искусством, политикой. Но всех их объединяет головокружительный успех, уникальные достижения, общественное признание и слава, уважение людей при жизни, долгая память после смерти. Как сложилась бы их судьба, останься они работать только в страховании? Неведомо, однако мировая слава им бы точно не угрожала. Как сложилась бы их судьба, не соприкоснись они со страхованием вообще? Скорее всего, тоже не блестяще. Страховое дело, как ни банально это прозвучит, - ценный опыт организационной работы и прекрасная школа «человекознания». А бывшими коллегами, сумевшими полученный опыт сделать основой триумфа в других областях, стоит только гордиться.


Все материалы, представленные на сайте, являются собственной разработкой автора и защищаются авторским правом. Воспроизведение любым способом без ссылки на источник - запрещается


Другие публикации
На Главную
Rambler's Top100