СТРАХОВОЙ КОНСАЛТИНГ:

<<ПУБЛИКАЦИИ>> <<МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ>> <<ИНТЕРВЬЮ И КОММЕНТАРИИ>> <<ОБ АВТОРЕ>>


Жилкина М., "Российский страховой бюллетень", 2000 г., № 7, с. 28-32.

СТРАХОВАНИЕ И РЫНОК ЦЕННЫХ БУМАГ

Страховой и фондовый рынок в современных условиях - это две теснейшим образом взаимно переплетенные системы. Масштабы денежных потоков среднего зарубежного страховщика на фондовом рынке часто бывают сопоставимы с объемом его операций с клиентами по прямому страхованию и превышают размеры перестраховочных операций. Статистика говорит о том, что без доходов от участия в операциях с ценными благами при сложившихся ценах и убыточности большинство западных страховщиков просто не смогли бы выполнять обязательства перед клиентами.

Казалось бы, страховой и фондовый рынки - это непосредственные конкуренты за, в сущности, ограниченные средства инвесторов, в том числе такие стратегические источники, как временно свободные средства институциональных инвесторов или пресловутые "чулочные" сбережения населения. Каким же образом эти "конкуренты" оказались в положении, когда один не только не мешает развитию другого, но и, напротив, оказывает на него самое благоприятное влияние? Ответ на этот вопрос лежит в общей сущности финансового перераспределения, которое проходит как с помощью страхования, так и через инструменты фондового рынка.

В принципе такая общность характерна для всех финансовых рынков как особых механизмов стоимостного распределения, а точнее - перераспределения денежных потоков. При этом они являются в определенном смысле альтернативными возможностями для инвестора, так как нередки случаи, когда фактически одинаковую финансовую услугу можно приобрести и у страховщика, и у брокера, и у финансового консультанта, и в негосударственном пенсионном фонде, и в банке. Таким образом, при одинаковых сущности и содержании операций, различны только формы их предоставления и оформления (маркетинговой "упаковки"). Однако такая альтернативность - это не столько конкуренция, сколько взаимное переплетение разных финансовых структур в пользу друг друга, объединение сетей продаж своих услуг. Ресурсы же, аккумулируемые через страховой или любой другой финансовый рынок, в конечном итоге все равно движутся в одном направлении, а именно в сферу реального производства, так как только там производится совокупный общественный продукт, создается новая стоимость, а все финансовые рынки ее только обслуживают или распределяют. (В развитых странах движение капитала в производственную сферу идет в основном через рынок ценных бумаг, но возможны и другие пути.)

Более того, многими зарубежными специалистами сейчас отстаивается идея комплексного финансового сервиса, предоставляемого клиентам в рамках крупных финансово-инвестиционно-страховых холдингов. Клиенту предлагается не какая-то отдельная страховая или финансовая услуга, а комплексное обеспечение безопасности его финансов. Например, физическому лицу, накапливающему дополнительную пенсию, может быть предложено комплексное обслуживание, включающее накопление пенсии, рисковое страхование, инвестиции, управление капиталом, информационное обслуживание, любые другие составляющие (вплоть до скидок в супермаркетах). Есть комплексные программы для корпораций, системы малого бизнеса и др.

К сожалению, в России все эти проблемы пока еще рассматриваются чаще под рубрикой "Зарубежная практика" или, в лучшем случае, "Перспективы развития рынка".

Инвестиционные возможности страховщиков на рынке ценных бумаг используются недостаточно, прежде всего в силу слабости самого фондового рынка. Разработка специальных "страховых" ценных бумаг ведется еще со времен августовского кризиса 1998 года и до сих пор не завершена. Западные комплексные финансово-страховые продукты к нашим условиям адаптируются плохо, а отдельные попытки отечественных страховщиков придумать что-то свое - пока единичные и не делают погоды на рынке. Однако необходимость, по примеру западных коллег, лучшего осознания пользы сотрудничества с другими финансовыми рынками и более широкого его применения в практике страхования сомнения не вызывает.

Все это подтверждает актуальность поднятого нами вопроса. Поэтому далее мы рассмотрим отдельные, наиболее значимые стороны взаимопроникновения страхового и фондового рынка.

Страховщики как покупатели ценных бумаг

В западной практике страховая компания - это финансово мощный субъект экономики, а следовательно серьезный институциональный игрок на рынке ценных бумаг. При этом инвестиции в ценные бумаги осуществляются как за счет средств страховых резервов, так и из собственных средств страховщиков. При этом общий ежегодный объем инвестиций страховщиков в ценные бумаги может даже значительно превышать объем собранной премии.

Особенность роли страховщиков как покупателей на рынке ценных бумаг в том, что будучи, по сути, универсалами, способными по своему финансовому положению вести абсолютно любые инвестиционные операции - от краткосрочных до долгосрочных, от сверхрискованных до безрисковых и т.п., страховые компании па деле оказываются весьма консервативными инвесторами. И дело здесь не столько в экономических, сколько в юридических и маркетинговых причинах.

Пополнить ряды откровенных финансовых спекулянтов страховщикам в любом случае не дают строгие требования государственного надзора. Впрочем, к этому не располагает и преимущественная долгосрочность страховых операций. Тот же страхнадзор, ограничивая направления инвестиций по видам активов, вполне определенно ориентирует их на весьма осторожную инвестиционную политику. В Германии, например, инвестиции в высокорискованные ценные бумаги вообще запрещены, а в Соединенных Штатах в них можно размещать не более 1% активов. В Великобритании вложения в различные типы негосударственных ценных бумаг ограничивают 1-5%, причем в акции и долговые обязательства, приобретаемые по договорной цене, можно направлять не более 0,1%, в долговые обязательства (облигации) под залог земли - 5%, в акции и облигации строительных обществ - 1-2,5% (в зависимости от срока оплаты) и др. Следует отметить, что аналогичные российские нормы в целом гораздо мягче, чем западные, к тому же и детализация по типам ценных бумаг, свойственная зарубежным правилам, у нас почти отсутствует. Кроме того, в некоторых странах действует прямое требование размещать средства в ценные бумаги государства (считающиеся на западе безрисковыми), обеспечивая тем самым не только защиту страхователей, но и стабильное размещение части государственного долга. В России аналогичная норма де-факто действовала до августа 1998 года, и все помнят, чем это кончилось.

Рискованная инвестиционная политика в условиях принятой на Западе прозрачности инвестиций для клиента поставит под угрозу сбыт страховых продуктов. Хотя страховщик -покупатель чужого риска, рисковать сам он не имеет права. Погоня за сверхдоходностью обойдется ему не только в финансовые потери, которые, кстати, при умелом подходе и в нормальной экономической обстановке вовсе не обязательны. Кроме того, расплатой за инвестиционную неразборчивость будет потеря самого главного - доверия клиентов, их уверенности в надежности компании, что в конечном итоге гораздо важнее.

Страховщики в роли эмитентов собственных ценных бумаг

Как представители весьма капиталоемкой отрасли, страховщики вынуждены выходить на рынок ценных бумаг и с противоположной стороны - как крупные получатели долевого и долгового привлеченного капитала. Это значит, что они вынуждены становиться эмитентами собственных акций и облигаций.

Действуют они в рамках общих требований, и эмиссионная деятельность их мало чем отличается от компаний других отраслей. По масштабу суммарной эмиссионной деятельности и особенно по обращению ценных бумаг на вторичном рынке страховая отрасль является далеко не чемпионом, значительно отставая от банков или крупных финансово-промышленных корпораций. Однако роль отдельных крупных страховых открытых акционерных обществ оценивается как весьма серьезная. Для России это направление вообще не является актуальным, а например, в США или Германии открытая продажа акций страховых компаний всем желающим - вполне нормальная практика.

К тому же и здесь в принципе есть место ограничительным действиям органов страхового надзора - могут вводиться специальные пакеты требований к отчетам страховщиков перед своими акционерами, дополнительные разрешительные процедуры при выпуске ценных бумаг и др. В частности, в той же Германии Федеральное ведомство по надзору за страховой деятельностью провозглашает своей задачей защиту интересов не только страхователей, но и владельцев акций страховых компаний: при возникновении спорных ситуаций акционер вправе пожаловаться в надзор, который будет участвовать в процедуре урегулирования спора на стороне акционера, оказывать ему консультативную помощь и т.п.

Однако сегодня страховщики не ограничиваются традиционным привлечением капитала через фондовый рынок. Теперь эмиссия ценных бумаг может рассматриваться как вариант передачи риска. Речь идет о так называемых облигациях на катастрофы, выпущенных рядом западных перестраховочных обществ. Они представляют собой финансовый инструмент смешанного типа. Покупателю облигации предлагается повышенная доходность (по сравнению с обычными облигациями), но если произойдет оговоренное катастрофическое событие (например, землетрясение или иное крупномасштабное природное бедствие), то он теряет и проценты, и часть вложенной суммы, а иногда и всю ее. Страховщик-эмитент предлагает инвестору-держателю облигации сыграть в своеобразную рулетку; инвестор ставит на то, что землетрясения - это вообще-то довольно редкие явления, поэтому если повезет, то он может рассчитывать на сверхдоход. К тому же в отличие от обычных портфельных инвестиционных рисков вероятность катастроф абсолютно не зависит от динамики макроэкономического цикла, следовательно, принятие в портфель "катастрофической" ценной бумаги позволяет диверсифицировать вложения и взаимно погасить риски. Страховщик же, наоборот, ставит на то, что. если катастрофа все-таки произойдет, он гарантированно покроет убытки за счет привлеченных таким образом средств (оказывающихся на поверку более дешевыми, чем любые другие способы нейтрализации катастрофического риска - привлечения кредитных ресурсов, перестрахования, отказа от принятия риска и др.) Если же она не произойдет, то страховщик не останется в большом убытке, так как в принципе он скорее всего все равно должен был бы привлекать заемные средства инвесторов, пусть и ненамного более выгодных для него условиях.

В принципе такая деятельность для страховщика не может расцениваться как чисто эмиссионная, так как это уже не просто торговля облигациями, а перераспределение риска за плату, близкое по своей сути скорее к перестрахованию. Такое явление в зарубежной литературе получило название "секьюритизация". На наш взгляд, оно имеет большие перспективы, так как повышает емкость страхового рынка и полноту защиты от катастрофических рисков. При этом сокращается (по сравнению с перестраховочными каналами) число ступеней перераспределения риска и затраты на его организацию, а следовательно, в конечном счете уменьшается стоимость услуг для страхователей. Упоминаний в российской прессе об участии наших страховщиков или инвесторов в подобных проектах пока нет, вероятно, в силу низкой капитализации нашего рынка.

Страховщики принимают на страхование риски инвесторов либо инвестируемых ими корпораций (эмитентов)

Немаловажным условием привлекательности ценных бумаг является наличие у их эмитента договора страхования с надежным страховщиком. Простое упоминание о том, что, например, риск какого-то малоизвестного эмитента или организатора инвестиционного проекта застрахован, к примеру, в Ллойде, дает основания полагать, что инвестиции являются надежными (поскольку уважающий себя страховщик, прежде чем выдать полис, произведет детальную проверку проекта, которая не под силу рядовому инвестору).

В принципе здесь страховщикам отводится роль управления риском в широком смысле этого слова, то есть это не только собственно страхование, но и оценка риска, отказ от страхования объектов с повышенной рискованностью (стимулирующий их владельца устранять риск и проводить снижающие риск мероприятия), превентивная деятельность за счет средств страховых резервов и т.п. Заметим также, что даже по инвестиционным проектам, реализуемым зарубежными инвесторами в России, страхование считается обязательным условием.

Страховщик как гарант (эмитент гарантийных обязательств)

По законодательству многих стран, в том числе и России (ст. 368 ГК РФ), страховые организации наравне с банками и небанковскими кредитными учреждениями могут выступать гарантом, то есть выдавать гарантии по обязательствам клиентов. При этом, поручаясь за клиента, страховая организация берет на себя обязанность в случае его несостоятельности оплатить его долги третьим лицам. Действительно, в ряде случаев страховщику целесообразно не страховать определенный риск (например, невозврат заемных средств), а лишь поручиться за его носителя.

Наличие гарантии крупной страховой организации также служит хорошим аргументом при определении надежности инвестиций, поэтому выдача гарантий на зарубежных рынках широко распространена. Для такой деятельности отводится специальный класс (вид) страховых операций, юридически регламентированный на уровне актов органов страхового надзора. В российских "Условиях лицензирования..." такого вида страхования не предусмотрено, однако это не означает, что российские страховщики не могут выдавать гарантии. Напротив, закон позволяет это делать, следовательно, выданная страховщиком гарантия будет признана действительной.

Страховая отрасль -макроэкономический стабилизатор

Использование страхования способствует бескризисному развитию экономики, а следовательно, благоприятно для рынка ценных бумаг. Как уже упоминалось выше, фондовый рынок весьма подвержен конъюнктурным колебаниям, связанным как с фазами макроэкономического цикла, так и с действием других факторов.

Страхование как финансовый механизм обеспечения непрерывности, бесперебойности и сбалансированности рыночной экономики способствует оптимизации макроэкономических пропорций общественного воспроизводства. При возникновении крупных природных или техногенных катастроф, охватывающих значительные территории и многочисленные предприятия, возмещение соответствующего ущерба через систему страхования имеет позитивные последствия для финансов страны вообще. Не говоря уж о том, что страховой сектор (особенно долгосрочное страхование жизни) как источник "длинных" денег сам по себе за счет своего стабильного инвестиционного поведения, позволяет поддерживать в национальной экономике способность к устойчивому экономическому росту независимо от циклических колебаний. Поэтому в развитых странах от уровня развития страхования, в особенности накопительного страхования жизни, во многом зависит состояние кредитно-денежной системы и инфляция, а следовательно - уровень и качество инвестиционной активности.

В целом, завершая наше краткое исследование, заметим, что потенциал взаимодействия страхового и иных финансовых рынков велик и в отличие от зарубежных стран, где он используется по максимуму, России еще только предстоит его освоить. Даже официально употребляемая величина охвата страхованием 10% от потенциально возможных рисков (цифра, на наш взгляд, несколько завышенная) позволяет сделать вывод о том, как много недополучает экономика вследствие неполного использования возможностей страхования. Однако даже в условиях такого "ограниченного" развития страхования видно, что страховой рынок имеет с другими финансовыми рынками, в частности с рассмотренным нами рынком ценных бумаг, прямую и обратную связь. Поэтому от того, насколько стабильно будет расширяться страхование, зависит не только решение его внутриотраслевых проблем, но и связанных с этим макроэкономических задач.


Все материалы, представленные на сайте, являются собственной разработкой автора и защищаются авторским правом. Воспроизведение любым способом без ссылки на источник - запрещается


Другие публикации
На Главную
Rambler's Top100