СТРАХОВОЙ КОНСАЛТИНГ:

<<ПУБЛИКАЦИИ>> <<МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ>> <<ИНТЕРВЬЮ И КОММЕНТАРИИ>> <<ОБ АВТОРЕ>>


Мария Жилкина, "Русский полис" № 6-2003 г., с.80-82.

"Упал, очнулся… Суд!"

Юридические аспекты личного страхования

Договор личного страхования на первый взгляд кажется проще, чем многостраничные договоры, к примеру, имущественного страхования юридических лиц. Простой полис, простые условия. Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что и в правовом регулировании личного страхования есть немало тонкостей, о которых нужно помнить.

Базовое различие экономического содержания двух основных типов договоров личного страхования – накопительного страхования жизни и рискового страхования всех остальных имущественных интересов, связанных с жизнью и здоровьем застрахованных, – жестко разграничивает и режим их правового регулирования. Сегодня мы не будем затрагивать вопросы накопительного страхования жизни, а ограничимся в основном сферой рискового страхования (а еще конкретнее, будем рассматривать в основном примеры из области страхования от несчастных случаев и болезней), хотя в ряде правовых процедур между ними есть немалое сходство.

Нежеланный клиент

Страхование от несчастного случая во всем мире считается довольно рентабельным, однако российские страховщики и агенты этот вид недолюбливают - слишком маленький страховой взнос. И на человека, который сам пришел застраховать себя в страховую компанию, зачастую смотрят как на врага и потенциального мошенника: раз пришел страховаться, значит, уже сейчас знает, что непременно придет вскоре получать выплату, намереваясь в ближайшее время либо «рискнуть здоровьем», либо сам себя покалечить…

Но не все так просто. Согласно ст. 927 ГК РФ договор личного страхования является публичным договором в понимании ст. 426 ГК РФ. Поэтому чисто теоретически отказать никому, даже явному мошеннику, в заключении договора страховщик не вправе. Отказ от приема на страхование подлежит обжалованию в суде. Однако чтобы отделаться от нежелательного клиента, страховщик может отклонить его заявление каким-то косвенным образом или убедить его отказаться от намерения застраховаться в этой компании. Например, изложить ему выдержки из условий страхования, где расписаны случаи, когда страховщик вправе отказать в выплате. Либо прямо предупредить об ответственности за достоверность излагаемых сведений и об уголовной ответственности за мошенничество и т. п. Либо страховщик может завысить ему страховой тариф (обосновав это повышенной степенью риска) настолько, что ему будет невыгодно заключать договор.

Второй момент связан с обоснованием размера страховой суммы, на которую производится страхование на случай смерти или потери здоровья (причем неважно, по самостоятельному рисковому договору или как часть комплексного накопительного договора). Страховая сумма, относящаяся к числу существенных условий договора (ст. 942, п. 2 ГК РФ), устанавливается по соглашению страховщика и страхователя (ст. 947, п. 3 ГК РФ), и более конкретных условий ее выбора в Правилах страхования российских страховщиков не прописано. А напрасно – ведь так получается, что страхователь вправе требовать страхования на любую сумму.

На Западе используются методики расчета верхнего предела страховой суммы, привязанные на годовой доход застрахованного лица. В России, где «официальный» доход, как правило, занижается, страховая сумма устанавливается «с потолка. Тем не менее, если речь идет о страховании на случай смерти и травмы на очень большие суммы, это всегда повод страховщику задуматься, нужно ли в погоне за сбором премии такой договор заключать? Ведь даже выплата за сломанный палец (особенно если застрахованный имеет полисы не одной компании – ведь двойное страхование в личном страховании не запрещено), окажется намного выше его официальной зарплаты…

Как поссорились два страховщика

Интересный вопрос, время от времени поднимаемый практиками, - суброгация в личном страховании. Подобный вопрос рассматривается, в частности, в Постановлении президиума Высшего арбитражного суда РФ от 10.04.2001 г. №10426/00.

В принципе ситуации, когда страховая компания, выплатившая возмещение по договору личного страхования, претендует на суброгацию, нередки. Хотя в соответствии со ст. 965 ГК РФ права такого у нее вроде бы и нет. В рассматриваемой ситуации гражданин К. получил страховое обеспечение в связи с гибелью сына, застрахованного в страховой компании «Липецк» от несчастного случая. Застрахованный погиб в ДТП, происшедшем по вине водителя автомобиля, принадлежащего юридическому лицу – открытому акционерному обществу. По иронии судьбы фирма - владелец машины оказалась тоже страховой компанией – «Росгосстрах-Липецк».

В Арбитражный суд Липецкой области был направлен иск, в котором СК «Липецк» требовала у АО «Росгосстрах-Липецк» возмещения в порядке суброгации страховой выплаты. Забегая вперед, отметим, что требования «Липецка» были абсолютно необоснованными с точки зрения законодательства. При страховании от несчастного случая, относящегося к личному страхованию, регулируемому нормами ст. 934, суброгация невозможна (ст. 965 ГК РФ).

Однако, видимо осознавая все это, истец быстро переориентировался и заменил основание иска – с суброгации на взыскание убытков, причиненных действиями владельца машины. Самое удивительное во всей этой истории, что суд первой инстанции решением от 14.04.2000 г. иск удовлетворил и взыскать убытки в пользу «Липецка» присудил. При этом суд руководствовался нормами ст.15, 1064 и 1079 ГК РФ.

А вот Высший арбитражный судсуброгацию, замаскированную истцом под взыскание убытков, обнаружил, ее неправомерность для договора страхования от несчастного случая - подтвердил, а решение областного суда в пользу СК «Липецк» - отменил.

Тайна Гималаев

О том, как важно точное определение существенных условий страхования в правилах и договоре, говорит еще один пример из арбитражной практики. Страховая компания застраховала группу альпинистов, участвующих в экспедиции на одну из горных вершин Гималаев. Согласно страховому полису, на период экспедиции были застрахованы имущественные интересы, связанные с несчастными случаями вследствие занятий профессиональным горнолыжным спортом, на 30 000 долларов США в отношении каждого застрахованного. Во время восхождения два альпиниста погибли, и далее началось длительное разбирательство с участием судебных органов.

С одной стороны, первоначальной ошибкой при оформлении было то, что в полисе точно не определили объект страхования и страховые риски. В заявлении на страховании страхователь просил застраховать альпинистов, сообщив страховщику полные сведения о степени риска для жизни застрахованных лиц. Филиал страховой компании, заключавший этот договор, сообщил о том, что Правила страхования возможности застраховать занятия альпинизмом не предусматривают. Тем не менее принять на страхование указанных лиц страховщик не отказался, заключив договор на них, как на лиц, профессионально занимающихся горнолыжным спортом. Однако когда произошел страховой случай и дело дошло до выплаты, страховщик вдруг опомнился, и на том основании, что пострадавшие были застрахованы как горнолыжники, а альпинизм полисом покрыт не был, в выплате отказал.

Представитель наследников погибших обратился в арбитражный суд. Решение арбитражного суда области было принято в пользу страховщика, чьи действия признаны правомерными. Однако рассмотрение протеста в Высшем арбитражном суде РФ привело к отмене решения суда области. В силу того, что решение об отказе в иске принято судом без исследования правоотношений сторон, дело направлено на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда (Постановление президиума ВАС РФ от 6 февраля 2002 г. № 9665/00).

На что тут хотелось бы обратить внимание. Во-первых, Постановление президиума Высшего арбитражного суда предписывает суду первой инстанции установить направленность воли сторон договора страхования при новом рассмотрении дела. Это может повлечь применение последствий той сделки, которую стороны действительно имели в виду, что приведет к признанию страхового случая и осуществлению выплаты. А это фактически означает, что суд должен принять во внимание не только сам текст договора страхования (полиса), но и документы из переписки сторон, поскольку только они содержат информацию об информированности страховщика о риске при принятии его на страховании. Если бы договор был составлен правильно - проблем бы у страховщика не возникло.

Во-вторых, еще раз обращаем внимание, что договор заключался филиалом, а не самой компанией. А значит, проблема не столько юридическая, сколько организационная: не вознамерься филиал на свой страх и риск попытаться обойти «букву» правил страхования в своем желании не упустить клиента - никаких вопросов бы опять же не возникло.

И в-третьих, снова все та же загвоздка - клиент не утруждает себя чтением правил и текста полиса до заключения договора. Вопросом, а может ли вообще данный страховщик принимать на страхование указанный риск, страхователь озадачился только после того, как горная трагедия уже произошла...

К сожалению, объем одной статьи ограничен, поэтому сегодня мы предпочли разобрать конкретные частные практические вопросы, оставив за рамками внимания многие, не менее важные, но носящие более общий характер. В следующих номерах мы вернемся к теме договора личного страхования и более подробно обсудим порядок оформления страховых выплат, тонкости заключения коллективных договоров и многие другие актуальные проблемы.

Застрахованные уголовники

Страхование жизни – это фактически тот сектор страхового рынка, где исторически первым возникло страховое мошенничество, еще в дореволюционной России. Не забыли о нем и клиенты Госстраха СССР, продолжают их традиции и современные мошенники. Уже широко освещались в прессе случаи, «героями» которых были и предприимчивые командировочные (возвращавшиеся в родной город с липовыми справками о травме), и еще более предприимчивые торговцы страховыми полисами на пороге травмопунктов, и не менее предприимчивые любители «подчистить» в больничном листе дату выписки, исправить бытовую травму на производственную…

Однако правонарушения в личном страховании тем более опасны, что преступно здесь не только само мошенничество, но иногда сопровождаемые им преступления против личности (а они в уголовном праве относятся к числу особо тяжких). Вот, к примеру, одна довольно известная история, почти готовый сюжет для детектива. Страховая компания заключила договор с неким гражданином, застраховавшим жизнь другого гражданина, не состоявшего с ним ни в родстве, ни в каких-либо деловых отношениях, и назначившим себя выгодоприобретателем по данному договору. Вскоре застрахованный гражданин погиб, и органы, занимавшиеся расследованием его гибели, выявили связь между этой смертью и фактом страхования. Милицией совместно со страховой компанией преступник, виновный в убийстве ради получения страховой суммы, был разоблачен.

На наш взгляд, анализ ситуации показывает следующее. Во-первых, сотрудники страховой компании в определенном смысле спровоцировали преступление, так как они не предусмотрели проверку достоверности подписи застрахованного лица на заявлении о его страховании. Согласно ст. 934 ГК РФ, «договор личного страхования в пользу лица, не являющегося застрахованным лицом, в том числе в пользу не являющегося застрахованным лицом страхователя, может быть заключен лишь с письменного согласия застрахованного лица». Согласие подтверждается подписью застрахованного на Заявлении о страховании (или в списке застрахованных лиц, если их несколько). В нашем случае за застрахованного расписался сам злоумышленник. Если бы операционистка, выдавшая полис, попросила, чтобы застрахованный расписывался на полисе в ее присутствии, преступления бы не было. Естественно, подпись впоследствии может быть оспорена, однако жизнь человека это уже не вернет.

Во-вторых, любой «нетипичный» договор страхования должен вызывать сомнение и проходить дополнительную проверку. В современной России, где спрос на страхование жизни после известных событий 1992 года близок к нулю, у страховщика должен был возникнуть вопрос: что побудило гражданина застраховать лицо, от которого не зависят его материальные интересы?

Подобные случаи встречаются и за рубежом, причем там статистика такого рода преступлений весьма обширная. Застрахованный может инсценировать свою смерть (в том числе произошедшую за пределами страны постоянного проживания) или нанесение телесных повреждений, скрыть при заключении договора наличие смертельно опасных заболеваний и т. п. Размер страховых сумм (а соответственно, и незаконные доходы) мошенников за рубежом исчисляются десятками и сотнями тысяч долларов.


Все материалы, представленные на сайте, являются собственной разработкой автора и защищаются авторским правом. Воспроизведение любым способом без ссылки на источник - запрещается


Другие публикации
На Главную
Rambler's Top100