СТРАХОВОЙ КОНСАЛТИНГ:

<<ПУБЛИКАЦИИ>> <<МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ>> <<ИНТЕРВЬЮ И КОММЕНТАРИИ>> <<ОБ АВТОРЕ>>


Мария Жилкина, "Русский полис" 2002 г, № 11, с.78-80

Спокойствие имущих

Страхование имущества юридических лиц - один из наиболее «спокойных» для юристов страховой компании видов страхования. Тут нет ни сложных разборов с установлением вины или массовых мошенничеств, как в автостраховании, ни неопределенности правового регулирования, как в медицинском страховании, ни взаимосвязи с нормами международного торгового права, как в страховании судов и грузов. Однако и здесь имеется ряд проблем.

Договор имущественного страхования предприятия - понятие весьма емкое. Это может быть и типовой договор (полис) со стандартным огневым покрытием, который выписывается страховым агентом небольшой фирме. А может быть и многостраничный, со всевозможными разнообразными приложениями, договор комплексного страхования крупного завода, текст которого сугубо индивидуально разрабатывается группой экспертов и юристов.

Но в любом случае чаще всего объектами страхования являются здания и сооружения (включая арендуемые), производственное оборудование, офисное оборудование и оргтехника, товары на складе. Описание объекта фиксируется в договоре и/или приложении к нему, являющемся неотъемлемой частью - заявлении на страховании либо описи застрахованного имущества.

Выгодоприобретателем быть непросто

Обращаем внимание, что крайне важным моментом является наличие у будущего получателя страховой выплаты страхового интереса. Согласно п. 2 ст. 930 ГК РФ, договор страхования имущества, заключенный при отсутствии у страхователя или выгодоприобретателя интереса в сохранении застрахованного имущества, недействителен. Подобная формулировка вызывает у юристов споры с самого момента вступления ГК в силу. Нет единодушия, необходим ли страховой интерес только у выгодоприобретателя или у них обоих. Или другой пример - не ясно, как поступать в случае, если собственник имущества реально не заинтересован в его сохранности, поскольку имеет одни только убытки от его содержания, и продать его затруднительно из-за полного отсутствия спроса на такие объекты на рынке. Или как решать вопрос о наличии страхового интереса, если объектом страхования является арендованное имущество.

Отклоняясь немного от темы, на последнем остановимся чуть подробнее, поскольку вопросы страхования имущества арендатором в пользу арендодателя актуальны для страховщиков. И не случайно - арендуемые объекты занимали немалую долю в их портфелях по имущественному страхованию, так как арендатора (лицо «подневольное», зависимое от арендодателя) проще принудить к страхованию, чем собственника. И условие об обязательном страховании за счет арендатора, прописываемое прямо в договорах аренды, в последнее десятилетие широко распространилось. А в некоторых регионах РФ в отношении государственного и муниципального арендуемого имущества оно вообще закреплено в нормативных актах местных органов власти. Желающие «выскользнуть» из-под пресса принудительного страхования недобросовестные арендаторы часто пытались уклониться от договора, мотивируя это тем, что договор может заключать только собственник. А договор, заключенный арендатором, все равно недействителен в силу отсутствия у него страхового интереса. Однако судебные инстанции разрешили эту дилемму. В постановлении Президиума Высшего арбитражного суда РФ от 21 апреля 1998 года № 1540/98 отражена точка зрения, согласно которой интерес в сохранении имущества имеется не только у лица, несущего риск его утраты и повреждения, но также и у арендатора, независимо от того, передан ему по договору аренды риск утраты и повреждения арендованного имущества или нет.

Риск последствий невыполнения обязанностей по договору всегда несет выгодоприобретатель. Например, если страхователь (которым, как мы уже поняли, может быть лицо постороннее, например арендатор) не сообщил при заключении договора обо всех обстоятельствах, имеющих значения для определения степени риска, или в период его действия - об их изменении (ст. 944, 959 ГК РФ), то проблемы с получением возмещения возникнут у выгодоприобретателя.

Действительная стоимость

Определение страховой стоимости и страховой суммы - один из краеугольных камней страхования имущества. Мы уже частично затрагивали этот вопрос в статье о страховании имущества физических лиц («Русский полис» № 3, 2002 г.) Теперь же остановимся на ряде обстоятельств, более актуальных для предприятий.

Обращаем внимание на важность решения вопроса с адекватной оценкой стоимости имущества до заключения договора - это в интересах обеих сторон. Согласно ст. 948 ГК РФ, страховая стоимость не может быть оспорена, кроме случаев, когда страховщик, заключивший договор без осмотра и оценки, был умышленно введен страхователем в заблуждение относительно этой стоимости. Иначе говоря, если клиент - не заведомый жулик, то во всех остальных случаях оспаривание первоначальной оценки имущества не допускается.

Согласно ГК, в котором на проблему взгляд несколько упрощенный, неправильная оценка может быть либо выше действительной стоимости (тогда в соответствии со ст. 951 п. 1 договор ничтожен в части, превышающей действительную стоимость имущества), либо ниже действительной стоимости (тогда по умолчанию, если в договоре не предусмотрено иное, действует пропорциональная система возмещения ущерба). Практика, конечно же, этой математикой не ограничивается.

Самый болезненный вопрос для предприятий на сегодня - страховать имущество по балансовой или рыночной стоимости. Оценка по балансовой стоимости в случае, если она значительно ниже рыночной стоимости, грозит тем, что ущерб будет возмещен не полностью, и на сумму полученной выплаты страхователь не сможет приобрести аналогичный утраченному объект. Оценка по рыночной стоимости чревата проблемами с налоговыми органами.

Оценка - дело серьезное

Часто при проверке финансово-хозяйственной деятельности страхователя налоговые органы трактуют страхование по стоимости выше балансовой, как действия, направленные на занижение налогооблагаемой базы. Их логика следующая: увеличивая страховую стоимость и страховую сумму, страхователь тем самым увеличивает и размер премии, подлежащей освобождению от налога на прибыль. А само по себе завышение страховой стоимости по сравнению с балансовой, не подтвержденное документально, неправомерно, следовательно, «новую» стоимость должен подтвердить профессиональный оценщик, имеющий государственную лицензию.

С учетом подобной позиции страховщику приходится выбирать наименьшее из нескольких зол: либо страховать всех клиентов по балансовой стоимости (заведомо уменьшая свои поступления страховой премии), либо страховать по рыночной (учитывая риск того, что к клиенту могут быть применены санкции при налоговой проверке, после чего он может быть потерян для компании безвозвратно), либо на самом деле мириться с необходимостью платных услуг лицензированного оценщика.

Важно также, в какой валюте номинирована страховая сумма. Принятая во многих компаниях в последние годы практика установления страховой суммы в валютном эквиваленте в последние дни, что называется, «зашаталась». Пункт 2 ст. 317 ГК РФ гласит: в денежном обязательстве может быть предусмотрено, что оно подлежит оплате в рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или условных денежных единицах. В этом случае сумма, подлежащая уплате в рублях, определяется по официальному курсу соответствующей валюты или условных денежных единиц на день платежа, если иной курс или иная дата его определения не установлена законом или соглашением сторон. Руководствуясь нормами этой статьи, страховщики номинировали страховую сумму в валюте (долларах США), а все платежи осуществляли в рублях по соответствующему курсу. Страхователь таким образом получал защиту от инфляции, а страховщик - довольного клиента.

Однако, судя по выступлениям ряда представителей Департамента страхового надзора Министерства финансов РФ, в ближайшее время эту удобную всем практику попытаются запретить. Чиновники департамента настаивают на том, чтобы устанавливать страховую сумму исключительно в рублях, считая, что использование валютного эквивалента может расцениваться как нарушение страховщиком страхового законодательства. Сторонники запрета валютно-номинированных страховых обязательств помимо прочего замечают также, что страховщикам незачем настаивать на своем праве применять валютный эквивалент, так как на сегодняшний день хранить деньги в рублях не менее выгодно. Но как бы там ни было, чисто психологически страхование в валюте привлекательнее для российских клиентов, и продукты с валютно-номинированными обязательствами более успешны на рынке. И строго юридически, пока 317 статья ГК действует, прямых оснований для введения такого запрета нет.

Разговор о проблемах, возникающих при страховании имущества предприятий, будет продолжен в одном из следующих номеров «Русского полиса».


Все материалы, представленные на сайте, являются собственной разработкой автора и защищаются авторским правом. Воспроизведение любым способом без ссылки на источник - запрещается


Другие публикации
На Главную
Rambler's Top100