СТРАХОВОЙ КОНСАЛТИНГ:

<<ПУБЛИКАЦИИ>> <<МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ>> <<ИНТЕРВЬЮ И КОММЕНТАРИИ>> <<ОБ АВТОРЕ>>


Жилкина М., "Русский полис", 12-2002/01-2003, с.82-86

Семь лет без взаимности

Правовые проблемы обществ взаимного страхования (ОВС) интересуют не только тех, кто с ними непосредственно связан, но и обычных страховщиков, искоса посматривающих на рынок ОВС как на потенциального конкурента. И тех и других озадачивает главное: с принятия второй части ГК, где была сделана первая попытка закрепить хоть какие-то общие правовые нормы, их регулирующие, прошло уже 7 лет, а специального законодательства так и не появилось.

В России ОВС, без преувеличения, сегодня висят в безвоздушном правовом пространстве. Конечно, создавать их не запрещено, но и не особенно дозволено законом. То есть зарегистрировать-то ОВС можно. Только вот разговор о правовом и налоговом режиме, в котором оно будет жить, содержит больше вопросов, чем ответов.

Вопреки расхожему заблуждению, взаимное страхование – это не вид страхования, а тип. А виды в нем (теоретически) могут быть все те же, которые проводятся обычными страховыми компаниями. Некоммерческий тип страхования в ОВС на рынке развитых стран в глазах простого потребителя мало чем отличается от коммерческого страхования (разве что зачастую более низкими ценами). Тем не менее правовой режим там принципиально разный. У нас же ситуация иная: никакого правового режима для ОВС в России практически нет совсем.

Хроника законного равнодушия

Итак, первое упоминание ОВС в современном российском законодательстве относится к первой версии Закона «О страховании» 1992 года. Статья 7 гласила, и в этой формулировке сохранилась по сей день (приведем ее здесь полностью, поскольку это истинный, непонятно каким чудом сохранившийся юридический реликт): «Юридические и физические лица для страховой защиты своих имущественных интересов могут создавать общества взаимного страхования в порядке и на условиях, определяемых Положением об обществе взаимного страхования, утверждаемым Верховным Советом Российской Федерации». С тех пор Верховный Совет давным-давно под грохот пушек ушел со сцены политического театра боевых действий, так и не сделав попытки принять хоть что-то похожее на Положение об ОВС. А хотя бы удалить устаревшую формулировку в процессе принятия многочисленных поправок в закон законодатели так и не удосужились.

Правда, в принятой около 7 лет назад второй части Гражданского кодекса взаимному страхованию посвятили отдельную статью (ст. 968), содержащую аж целых 5 пунктов. С тех пор законодатель на рынок ОВС больше свой взор не обращал, и все новации в его регулировании ограничивались точечными подзаконными актами Минфина и МНС.

Но и в ГК, уже в первом абзаце вышеупомянутой статьи, законодатель заложил бомбу исключительной силы: «Граждане и юридические лица могут страховать свое имущество и иные имущественные интересы, указанные в пункте 2 статьи 929 настоящего Кодекса, на взаимной основе путем объединения в обществах взаимного страхования необходимых для этого средств». Статья же 929 (договор имущественного страхования) содержит весьма двусмысленную формулировку: «По договору имущественного страхования могут быть, в частности, застрахованы следующие имущественные интересы: 1) риск утраты (гибели), недостачи или повреждения определенного имущества (ст. 930); 2) риск... гражданской ответственности (ст. 931 и 932); 3)... предпринимательский риск (ст. 933)».

Вот за это слово «в частности» и по сей день идут споры между представителями ОВС и налоговых органов при проверке последними деятельности первых. Налоговики безапелляционно понимают его как закрытый перечень тех видов, которыми вправе заниматься ОВС (то есть только имущественное страхование). Сами же создатели ОВС хотели бы заниматься и личным страхованием, включая накопительное страхование жизни. Мировая же практика свидетельствует, что основная часть деятельности ОВС за кордоном приходится как раз на страхование жизни, которая нашим вроде как и не разрешена.

Кроме того, даже отечественный опыт ОВС показывает, что имущественные интересы, связанные с жизнью и здоровьем людей, нуждаются в некоммерческом типе страховой защиты ничуть не меньше и подлежат взаимной раскладке между членами общества ничуть не хуже. В советский период действовали кассы взаимного страхования и взаимопомощи (их деятельность регламентировалась типовым Уставом, утвержденным в 1936 г.) Потом, на этапе перехода к рыночной экономике, взаимное страхование исчезло с рынка. А сейчас отголоски чего-то подобного в области обеспечения «личных» интересов доносятся с банковского рынка, а не страхового. Ну а что современные российские налоговые органы даже в самом словосочетании «страхование жизни» склонны искать в первую очередь «схемный» подтекст - не новость ни для кого.

Далее пункт 2 ст. 968 ГК РФ, объявляя ОВС некоммерческими организациями, указывает, что «особенности правового положения обществ взаимного страхования и условия их деятельности определяются в соответствии с настоящим Кодексом законом о взаимном страховании». Если вы думаете, что Закон о взаимном страховании постигла та же участь, что и Положение, принятие которого рекомендовалось покойному Верховному Совету - то тут вы излишне сгущаете мрачные краски. Законопроект реально существует и даже уже к текущему моменту прошел полагающиеся в процессе его введения в думский процесс экспертизы.

Но увы - время и здесь работает не на ОВС. Инициаторы проекта, включая Департамент страхового надзора Минфина РФ, первоначально предполагали рассмотрение его Думой в текущем году, затем была озвучена дата «весна 2003 года». Только учитывая, что тот год будет «выборным», смотреть на перспективы этого закона в будущем стоит с весьма сдержанным оптимизмом.

Кому нужна лицензия?

Однако вернемся к анализу норм статьи 968 ГК РФ, допускающей страхование как на основании договоров членства, так и договоров страхования (п. 3 возможность регламентации этого отнесена к компетенции Устава общества). В то же время пункт 5 гласит: «Общество взаимного страхования может в качестве страховщика осуществлять страхование интересов лиц, не являющихся членами общества, если такая страховая деятельность предусмотрена его учредительными документами, общество образовано в форме коммерческой организации, имеет разрешение (лицензию) на осуществление страхования соответствующего вида и отвечает другим требованиям, установленным законом об организации страхового дела. Страхование интересов лиц, не являющихся членами общества взаимного страхования, осуществляется обществом по договорам страхования в соответствии с правилами, предусмотренными настоящей главой». Но как мы помним, только что, тремя пунктами выше, ОВС было справедливо определено как «некоммерческая организация». Как говорил Козьма Прутков: «Не верь глазам своим!»

На основании п. 2 ст. 968 ГК РФ и Федерального закона «О некоммерческих организациях» ОВС в России создавались и создаются в форме некоммерческих организаций (а конкретно «Некоммерческое партнерство»). Их учреждение и деятельность по страхованию своих членов на основании договоров членства в России дозволены - это не вызывает сомнений ни у регистрирующих органов, выдающих свидетельства о госрегистрации таким юридическим лицам, ни у налоговых органов, проверяющих их финансово-хозяйственную деятельность.

Однако попробуем представить, как во исполнение пункта 5 должно было бы действовать такое ОВС-некоммерческое партнерство, вознамерившееся заключать договоры страхования с «посторонними клиентами». Без лицензии оно этого сделать не может, но чтобы обратиться за ней в страхнадзор, следует сначала стать коммерческой организацией. А это означает не просто перерегистрироваться, сменить организационно-правовую форму, но и обрести ряд принципиально важных атрибутов коммерческой организации, в частности сформировать уставный капитал. Причем не в размере, минимально установленном для соответствующего вида хозяйственных обществ, а в размере, установленном Законом «Об организации страхового дела» для впервые обращающихся за лицензией страховых организаций. А откуда оно, собственно говоря, его возьмет? Фактически владельцы ОВС - сами его члены-страхователи. Они уплачивают преимущественно членские взносы (иногда еще вступительные и целевые, если уставом они предусмотрены), при этом никаких отношений долевой собственности не возникает. И прибыль, которую может получать общество, расходуется исключительно на цели его уставной деятельности, и не перераспределению между участниками, не реинвестированию в уставный капитал не подлежит.

То есть реально такого рода «трансформация» сделает ОВС (если оно, конечно, найдет инвестора для этой процедуры) обыкновенным страховщиком. Правда, тем самым оно решит другую проблему с налоговыми органами. Дело в том, что сейчас иногда налоговые инспекции в соответствии с п. 3, пп. 7 ст. 149 НК РФ, согласно которой страховые организации освобождаются от обложения НДС, трактуют отсутствие лицензии на страховую деятельность как формальное основание для отнесения ОВС к числу плательщиков НДС. А это тоже достаточно спорный и неразрешенный вопрос. И выигранных судебных дел ОВС против налоговых органов по этому вопросу, насколько нам известно, пока что нет.

Тем не менее из более-менее корректной буквальной трактовки двусмысленностей ст. 968 ГК РФ можно сделать два вывода. Первый: в России ОВС могут создаваться и функционировать как некоммерческая организация. Второй: страховать при этом они могут только «своих» - на основании членства, и только по имущественным видам страхования.

Перепись взаимных страховщиков

Ни в одной стране мира ничто на страховом рынке долго не может существовать вне бдительного ока страхового надзора. Быть лицензированию ОВС в России или не быть - вопрос, который может разрешиться только Законом о взаимном страховании, принятие которого, как мы уже отметили, весьма затянулось. Но какая-то форма надзора за ОВС должна была возникнуть, в противном случае этот рынок рисковал стать еще одной ареной для возникновения финансовых пирамид и разного рода «схемных» операций.

Попытка устранить имеющийся правовой диссонанс до завершения дела с буксующим законопроектом была сделана департаментом страхового надзора весной 2001 года. Письмом Министерства финансов РФ от 28.03.01 № 24-00/05 всем российским ОВС в добровольном порядке было предписано встать на учет в Департаменте страхового надзора Минфина РФ, как было сказано, «в целях обобщения практики страховой деятельности».

Естественно, предусмотренный в нем уведомительный механизм ни в коей мере не претендовал на то, чтобы заменить собой лицензирование. В заявке ОВС должно было сообщить свое наименование, территорию деятельности, виды страхования и сведения о руководстве. Кроме того, в надзор следовало направить копии учредительных документов, свидетельства о регистрации в качестве юридического лица и свидетельства налогового органа о постановке на учет.

Несмотря на необязательность регистрации, большинство реально работающих на рынке ОВС на учет встали. Вообще, по оценкам специалистов, сегодня в России работает более 400 таких обществ. Это позволяет говорить о том, что, несмотря на отсутствие правовой базы, рынок все-таки развивается, и предмет для разговора с законодателями есть.

Напрашивается историческая аналогия, как решалась похожая проблема в царской России в позапрошлом веке. Первый российский законодательный акт в этой сфере - «Положение о взаимном страховании от огня» - было введено в действие в 1886 году. К этому моменту в стране уже работало более 40 ОВС, что для того времени - достаточно много (коммерческих страховых компаний в тот момент в России было меньше).

Корпоративных клиентов ОВС волнует в первую очередь налоговая сторона вопроса. Они заинтересованы в том, чтобы взнос в ОВС считался страховым в понимании налогового законодательства и мог в соответствии с нормами Налогового кодекса относиться на затраты предприятия. А именно с этим, в силу отсутствия лицензирования, для ОВС есть проблемы. Позиция МНС такова: предприятия - члены ОВС не вправе свои расходы на страхование в нем относить за себестоимость. Поэтому клиенты от принятия закона, предусматривающего лицензирование ОВС, безусловно выиграли бы.

Надо отметить и другое обстоятельство. Сторонние наблюдатели иногда склонны оценивать проект Закона о взаимном страховании как нечто, позволяющее «приструнить» распоясавшихся создателей ОВС и сделать этот рынок целиком познадзорным. То есть тем, чего сами ОВС должны всячески не желать и бояться. Однако реальные оценки самих руководителей ОВС это не подтверждают: «Закона боятся только те, кто создает ОВС для проведения «схемных» операций, тем же, кто работает честно, закон пойдет только на пользу», - говорят они.

То же можно сказать и о якобы следующим из закона ужесточении надзора. Закон предусматривает всего лишь режим «мягкого лицензирования», то есть по нему в надзор обращаться за лицензией надо, а уставный капитал формировать – нет. И никаких серьезных финансовых норм в плане платежеспособности, резервов, размещения активов и т. п. он на ОВС не накладывает. А в отношениях с налоговыми органами (по вышеупомянутым коллизиям) лицензия на конкретные виды страхования - хороший аргумент. Не говоря уже о том, что при работе с физическими лицами (а большинство действующих ОВС в качестве канала сбыта используют сети и агентские продажи) наличие лицензии Минфина значительно улучшает имидж общества в глазах клиента и повышает доверие к нему.

Оценивая состояние рынка взаимного страхования в целом, стоит заметить, что в России пока еще нет сильных ОВС, которые сравнялись бы со страховыми компаниями по своей мощи, популярности, числу клиентов. И взаимный сектор в целом - крайне узкий. Возможно, именно в этом и заключается причина плохой проходимости законодательных инициатив в этой области - ими просто некому заниматься, нет серьезных игроков, заинтересованных в их продвижении.

Расхожее мнение, что законопроект может послужить толчком для развития реального рынка ОВС, тоже представляется весьма спорным. Ход развития любого рыночного процесса определяется потребностями производителей и потребителей, особенно вторых. Следовательно, если потребитель не готов в широких масштабах пользоваться услугами ОВС (а он сейчас не просто «не готов», но и в принципе не знает, что это за зверь такой - взаимное страхование), то есть ли закон, нет ли закона - существенно на величину текущего спроса это не повлияет. Хотя, конечно, в долгосрочной перспективе при наличии действующего закона шансов, что со временем «процесс пойдет», - больше.

Из документов, относящихся к деятельности ОВС, принятых за последний год, хочется отметить еще Письмо МНС РФ от 27 марта 2002 г. N 02-4-10/164-М089 «О деятельности обществ взаимного страхования», где разъяснено, что вопросы надзора за ОВС относятся не к компетенции МНС, а к компетенции Министерства финансов РФ. Кроме того, там регламентировано, каким образом ОВС, относящиеся на основании статьи 246 НК РФ к числу плательщиков налога на прибыль, должны предоставлять налоговую Декларацию по налогу на прибыль.

Важно отметить, что, помимо неуклонно расширяющегося государственного регулирования, на рынке ОВС развиваются и институты саморегулирования. В частности, была создана Национальная ассоциация обществ взаимного страхования, большинство обществ-членов которой зарегистрировано в Москве.

Разумеется, данная статья - только первый шаг на пути освещения вопросов деятельности ОВС. Более того, мы бы хотели, чтобы она послужила началом дискуссии по проблемам становления рынка ОВС в России. При наличии читательского интереса тема будет продолжена в будущем году на страницах «Русского полиса».


Все материалы, представленные на сайте, являются собственной разработкой автора и защищаются авторским правом. Воспроизведение любым способом без ссылки на источник - запрещается


Другие публикации
На Главную
Rambler's Top100