СТРАХОВОЙ КОНСАЛТИНГ:

<<ПУБЛИКАЦИИ>> <<МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ>> <<ИНТЕРВЬЮ И КОММЕНТАРИИ>> <<ОБ АВТОРЕ>>


Жилкина М., "Русский полис" № 4 - 2002 г., с. 90-93

ЧАСТНАЯ ПРАКТИКА ВЕЛИКОГО ТЕОРЕТИКА

В галерее портретов известных людей, в течение жизни работавших в страховании, но снискавших славу на других поприщах, одно из центральных мест по праву принадлежит великому английскому экономисту Джону Мейнарду Кейнсу. Причем в отличие от большинства героев других наших публикаций, поднявшихся не выше должности рядового агента, Кейнс возглавлял крупнейшую страховую организацию.


Многие действия этого человека казались современникам безумными. Он легко позволял себе эпатирующие публику высказывания, ниспровергающие основы общепринятых экономических взглядов. Никого из экономистов, даже Маркса, так яростно не ругали, и столь же фанатично не обожали при жизни, как Джона Мейнарда Кейнса (John Maynard Keynes).

Как только могло в одном человеке совмещаться несовместимое – беспрецедентное презрение к риску сочеталось с исключительной глубиной расчета? Ничего не боясь ни в науке, ни в повседневной жизни, он получал удовольствие от совершения восхождений на горные вершины и рискованных инвестиций. «Между делом» он сколотил состояние в несколько миллионов игрой на бирже, отдавая приказы брокеру по утрам во время завтрака в постели. И в то же время, остался в умах миллионов как величайший теоретик-экономист XX столетия.

Под созвездием Близнецов

Наш герой родился 5 июня 1883 в Кембридже, в семье известного в своей среде экономиста Джона Невилла Кейнса. Получив блестящее образование, Кейнс-младший активно занялся наукой – первоначально математикой, темой его диссертации была теория вероятности. Однако затем, подобно многим ученым того времени, он переключился с математики на экономику. Впрочем, это намерение увенчалось успехом не сразу: поступая по окончании Кембриджа на госслужбу, он сдавал обязательный экзамен по разным предметам и самый низкий балл получил именно по экономике. Слишком «продвинутыми» оказались познания и взгляды молодого специалиста по сравнению с его экзаменаторами.

Поначалу он примкнул к кругу последователей А. Маршалла, главы кембриджской школы экономической теории. Однако истинного «кембриджского политэконома» из Дж М. Кейнса не вышло – так велика была его склонность к нетривиальным научным объяснениям, тяга к самостоятельности и самодемонстрации. Да и задачи ставились шире, чем у деятелей «кембриджской школы» - впервые в истории ученый заговорил о процессах, происходящих на макроэкономическом уровне, и необходимости их государственного регулирования.

Привлекать к себе внимание он любил и умел всегда. Однако богемный стиль поведения нисколько не мешал создавать глубокие теоретических трудов и эффективно вести личный бизнес. Как истинный представитель астрологического знака Близнецов, Кейнс вообще любил совмещать одновременно десятки любимых занятий. Словно боясь чего-то не успеть взять от жизни, молодой англичанин быстро зарекомендовал себя как ученый, финансист, государственный деятель, преподаватель, журналист и редактор, коллекционер живописи и театральный меценат.

На протяжении жизни ученый приобрел множество врагов, что вполне естественно - при таком-то остром языке и пере. Но не меньше было и настоящих друзей, в основном среди людей, сделавших яркую карьеру в науке и культуре. Он легко сходился с великими деятелями искусств и считался среди них знатоком и авторитетом. Некоторые экономисты, с которыми он общался, впоследствии были выдвинуты на Нобелевскую премию (сам Кейнс не дожил более двадцати лет до даты, когда ее начали присуждать экономистам).

Но что же привело такого человека, которого с полным правом можно назвать «великий жизнелюб», в страхование? Ведь Кейнс явно не страдал от проблем с карьерой – достаточно сказать, что начиная с послеуниверситетских лет и до конца жизни ему сопутствовала удача занимать самые разные государственные должности, а уже в глубоко зрелом возрасте пост директора Банка Англии. Как говорят французы – «шерше ля фам»!

Любовь и политика

Очередной вызов публике был брошен в 1925 году, на сей раз на любовном фронте. «Сенсация!», «Великий экономист женится на танцовщице!» - такими заголовками пестрели газеты. Избранницей героя стала русская балерина, бывшая солистка российского Императорского балета Лидия Васильевна Лопухова, которая была к тому же на 12 лет моложе Кейнса. Они познакомились еще в 1918 г., когда в Лондон приезжала дягилевская антреприза, где участвовала Лопухова.

Это была одна из самых знаменитых балерин своего времени, портреты которой рисовали самые талантливые художники, включая Пабло Пикассо. Русская грация и некрасивый, нескладный высокий джентльмен составили неожиданно красивую пару. Чопорная научная общественность восприняла этот союз весьма негативно, однако вопреки прогнозам, брак оказался очень удачным. Кейнс прожил с Лидией до конца своей жизни.

Женой гения быть нелегко. Однако, Лидия, подобно многим русским женам знаменитых людей Запада середины XX века, с задачей справилась. Она оказала благотворное влияние на мужа и внесла в его жизнь гармонию, которой ему так не хватало. Именно супруга утвердила Кейнса в любви к театру и меценатству, умерила его склонность к ненужному риску и внесла каплю здорового консерватизма в его жизнь. Во многом благодаря Лидии, он стал больше внимания уделять политической карьере и работе в серьезных финансовых структурах. А в конце концов – пришел в страхование…

Вместе с женой Кейнс дважды посещал Россию. Первый раз, в 1925 году, он приезжал на торжества, посвященные 200-летию со дня основания Российской Академии Наук в Петрограде. Наблюдение нового экономического уклада СССР произвело на Кейнса впечатление яркое, но неоднозначное. Принципы социализма были глубоко чужды ему как экономисту, однако многие из практических проявлений «государственной экономики» пришлись по душе. Правда, второй приезд в 1928 г., в разгар индустриализации, его сильно разочаровал, в частности он так и не принял советских методов планирования и пренебрежение к частной инициативе.

А в это время западный мир неумолимо приближался к началу мирового экономического кризиса. Его начало в 1929 году Кейнс застал на должности члена английского правительственного Комитета по финансам и промышленности. В том же году он получает пост председателя Экономического Совета при правительстве по проблемам безработицы. Поэтому основная часть его макроэкономической теории создавалась как «антикризисная», как обоснование системы мер государственного воздействия на экономику, позволяющие вывести ее из состояния спада и депрессии, оживить экономический рост.

Сначала у Кейнса выходит работа "Трактат о деньгах" (1930), в которой обобщались его взгляды на функционирование денежной системы капитализма, а уже затем - знаменитая "Общая теория занятости, процента и денег" (1936). Революционная мысль, заложенная в этой книге заключалась в том, что государство должно активно вмешиваться в экономическую жизнь (до Кейнса политэкономы абсолютизировали принцип «невидимой руки» свободного рынка и невмешательства государства в экономику).

Ученый не только обосновывал принципы действия основных инструментов государственного регулирования экономики в теории, но и активно участвовал в работе различных государственных органов, внедрявших их на практике. Даже политика «нового курса» президента Ф. Рузвельта, позволившая вывести США из Великой Депрессии, основывалась на кейнсианских принципах. Правда личный диалог двух великих борцов с кризисом не сложился, хотя и говорили фактически они об одном и том же. Кейнс невысоко оценил экономическую грамотность американского президента, а Рузвельт в свою очередь заявил про ученого: «Он, может, и математик, но не экономист». Только к 1938 году Президент пересмотрел свою первоначальную оценку, и окончательно утвердился на позициях кейнсианства.

Впрочем государственная карьера и международная популярность Кейнса нисколько от этого не пострадала. Современники называли его пронырливым политиком. Он в совершенстве умел манипулировать скандалами вокруг своего имени, шокировать общественность безапелляционными заявлениями и на равных общаться с великими мира сего - так что политическая популярность была заведомо обеспечена.

В 1944 г. Дж.М. Кейнс играл важную роль на Бреттон-Вудской конференции, определившей условия развития мировой денежной системы до конца 70-х гг., выступал за отмену золотого стандарта, стоял у истоков создания МВФ и Всемирного банка. Сторонники кейнсианской теории до сих пор утверждают, что он спас мир, поставив международную экономику на рельсы устойчивого долговременного роста.

Между теорией и практикой

Как настоящий титан теоретического мышления Кейнс сформулировал основы политэкономического подхода к анализу склонности людей к сбережению и инвестированию. Как страховщик-практик он ежедневно воплощал теоретические постулаты в жизнь. Возглавляемое им Национальное общество взаимного страхования жизни (National Mutual Insurance Company) давало возможность сотням британцев реализовывать свою «склонность к сбережению» - через договоры накопительного страхования жизни.

Он писал: «Существует восемь основных стимулов или целей, которые … побуждают людей воздерживаться от расходования получаемого ими дохода. Речь идет о стремлениях:

  1. Образовать резерв на случай непредвиденных обстоятельств.
  2. Обеспечить сбережения, поскольку уже теперь можно предусмотреть, что предстоящее отношение между доходами отдельного человека или семьи и его (их) нуждами будет отличаться от отношения, которое сложилось в настоящее время; в качестве примера можно сослаться на накопление сбережений в связи с необходимостью позаботиться о старости, предоставить членам семьи возможность получить образование или содержать иждивенцев.
  3. Обеспечить себе доход в форме процента, а также воспользоваться увеличением ценности имущества, поскольку большему реальному потреблению в будущем отдают предпочтение по сравнению с меньшим немедленным потреблением.
  4. Иметь возможность постепенно увеличивать свои будущие расходы, так как это соответствует широко распространенному подсознательному желанию видеть в будущем постепенное повышение, а не понижение своего жизненного уровня (даже в том случае, когда сама способность пользоваться жизненными благами может убывать).
  5. Наслаждаться чувством независимости и возможностью самостоятельных решений (даже не имея ясного представления или определенных намерений относительно тех или иных конкретных будущих действий).
  6. Обеспечить себе masse de manoeuvre, позволяющий осуществлять спекулятивные или коммерческие операции.
  7. Оставить наследникам состояние.
  8. Просто удовлетворить чувство скупости как таковое, иначе говоря, реализовать ни на чем не основанное, но стойкое предубеждение против самого акта расходования денег.

Эти восемь стимулов могут быть названы Осторожностью, Предусмотрительностью, Расчетливостью, Стремлением к лучшему, Независимостью, Предприимчивостью, Гордостью и Скупостью. Можно составить аналогичный список соответствующих стимулов к потреблению, а именно: Желание пользоваться жизнью, Недальновидность, Щедрость, Нерасчетливость, Тщеславие, Мотовство» [«Общая теория занятости, процента и денег», Москва, 1978 г., с.170-171] В конечном итоге, автор подчеркивает субъективность этих факторов и признает еще более важной в макроэкономическом аспекте взаимосвязь между сбережением и динамикой нормы процента.

Также он выделял и субъективные факторы, ограничивающие склонность к потреблению и стимулирующие предпочтение накопления для лиц, принимающих финансовые решения в организациях. У них он выделял «четыре главных мотива:

  1. Предприимчивость, иначе говоря, желание обеспечить ресурсы для осуществления дальнейших капиталовложений, не прибегая при этом к долгам или к помощи рынка капиталов.
  2. Стремление к лучшему - желание обеспечить себя ликвидными ресурсами на случай непредвиденных обстоятельств, трудностей и депрессий.
  3. Стремление к ликвидности - желание обеспечить постепенное возрастание доходов, что, кстати сказать, страхует высших должностных лиц от критики, так как возрастание доходов в результате накопления редко отличают от увеличения прибыли в результате лучшего ведения дел.
  4. Финансовое благоразумие" и стремление к "респектабельности" фирмы…" [там же, с.172]

Даже в этих небольших цитатах чувствуется рука страховщика - только страхование могло, с одной стороны, дать почву для подобных наблюдений, а с другой послужить «опытным полем», подтверждавшим правомерность теоретических умозаключений. Тут вам и сила непредвиденных обстоятельств, и необходимость обеспечивать иждивенцев или себя в старости – почти что готовый рекламный буклет страховой компании (хотя книга-то задумывалась как чисто макроэкономическое исследование).

Так почему же все-таки под конец жизни бывший биржевой спекулянт обрел для себя островок стабильности – страховой бизнес? Может именно потому, что только работа в компании подтвердила правомерность его суждений о механизмах, движущих стремлениями людей, в частности, в накопительном страховании жизни.

Жизнь Кейнса оборвалась 21 апреля 1946 года. Бунтарь-одиночка эпохи Великой депрессии быстро был записан в ряды классиков и обрел массу научных последователей, его труды по сей день являются неотъемлемой частью университетских программ по экономике во всем мире.


Все материалы, представленные на сайте, являются собственной разработкой автора и защищаются авторским правом. Воспроизведение любым способом без ссылки на источник - запрещается


Другие публикации
На Главную
Rambler's Top100