СТРАХОВОЙ КОНСАЛТИНГ:

<<ПУБЛИКАЦИИ>> <<МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ>> <<ИНТЕРВЬЮ И КОММЕНТАРИИ>> <<ОБ АВТОРЕ>>


Жилкина М.С.

ТРАНСФОРМАЦИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ

Понятие "глобальная экономика" в последние годы прочно укоренилось в лексиконе российских экономистов. Однако ему редко дается четкое определение, и зачастую его не всегда одинаково трактуют различные специалисты. Поэтому данное понятие иногда воспринимается скорее как "модное", конъюнктурное, пришедшее к нам со страниц западной печати, нежели как серьезное, теоретически осмысленное, отражающее реальные процессы и имеющее непосредственное отношение к российской экономической действительности. Тем не менее симптомы участия нашей страны в глобализации экономики налицо. И, поскольку всякое экономическое событие так или иначе является объектом государственного внимания, то (в особенности с учетом сегодняшних тенденций государственной экономической политики), небезынтересно узнать, каким образом глобализация экономики влияет на содержание и формы ее государственного регулирования.

"Глобализация" определяется некоторыми специалистами как "растущая экономическая взаимозависимость стран всего мира в результате возрастающего объема и разнообразия трансграничных перемещений товаров, услуг и международных потоков капитала, а также благодаря все более быстрой и широкой диффузии технологий".1 Из такого определения следует, что глобализация - не абсолютно новое явление, а закономерный результат интеграционных процессов, происходивших в течение всего ХХ столетия, с чем трудно не согласиться.

По нашему мнению, говоря о глобализации экономики как о процессе роста взаимосвязи и взаимозависимости экономических систем различных стран, прежде всего следует обращать внимание на взаимопроникновение товаров и технологий, а уже во вторую очередь - финансовых и информационных потоков. При этом в основе глобализации, на наш взгляд, лежит именно интеграция сферы материального производства, а не сферы финансового распределения (это, впрочем, не вызывает сомнения и для любых других экономических явлений: основа - это всегда реальный сектор, а сфера финансов лишь опосредует, обеспечивает возможность и непрерывность его функционирования). Международное разделение труда и интернационализация производства вызвали необходимость участия национальных экономик в мировой экономической системе, сначала просто посредством экономической интеграции, а сейчас - как части единой системы глобальной экономики.

Другое дело, что страны, имеющие экономическое отставание от индустриально развитых стран-"лидеров" глобализации, почувствовали первые признаки своего участия в глобальной экономике именно через финансово-кредитную сферу. (Разумеется, на самом деле, оно этим далеко не ограничивается, просто в финансово-кредитной сфере интеграция идет сейчас более быстрыми темпами). В частности, для России это выразилось во взаимодействии с международными финансово-кредитными институтами и серьезной зависимости от них в определении своей внутренней политики государственного регулирования экономики. Поэтому логично, что даже у специалистов сложилось не подтверждающееся мировой практикой мнение о первичности финансовой глобализации.

Глобальная экономика, как и национальная экономика отдельной страны, с одной стороны, является системой, способной к саморегулированию, а с другой стороны, подвергается активному государственному регулированию. Если раньше государственное регулирование было исключительно атрибутом национальной экономической системы, то сейчас следует говорить о возникновении межгосударственного регулирования, осуществляемого при участии межгосударственных экономических организаций.

Межгосударственное регулирование - высшая ступень государственного регулирования современной экономической жизни, исторически появившаяся последней. Как и государственное регулирование национальной экономики в целом либо ее составных частей (субъектов федерации, региональных и локальных образований), межгосударственное регулирование может осуществляться прямыми (административно-правовыми) и косвенными (экономическими) методами.

Глобальная экономика регулируется при приоритете экономических, а не административных методов. Как мы уже отметили выше, финансово-кредитная сфера в значительной мере обеспечивает возможность глобализации и интегрируется более высокими темпами. В то же время именно финансово-кредитная сфера породила большую часть инструментов государственной политики, которые принято называть "экономическими регуляторами" (денежно-кредитные, фискальные, таможенные и т.п.). Наднациональное ограничение или стимулирование использования таких инструментов и составляет основу межгосударственного экономического регулирования. Следует также сказать, что по мере развития межгосударственного регулирования, оно наполняется и законодательными (прямыми) регуляторами.

Распределение регулирующих функций и разграничение полномочий между национальным и межгосударственным уровнями регулирования, также как и масштабы государственного вмешательства в экономику каждой страны, соотношение административных и экономических методов регулирования и выбранные модели, во всех странах мира не были постоянными, раз и навсегда определенными. Государственное регулирование на мировом уровне с течением времени претерпело определенные изменения, и анализ динамики этих изменений позволяет автору данной статьи выделить этапы его развития и сделать ряд прогнозов относительно его будущего.

Эволюцию мировой системы регулирования можно разделить на 3 этапа. В качестве переломных моментов между этапами нам представляется возможным считать мировые экономические кризисы, провоцировавшие радикальные сдвиги в подходах к регулированию.

I этап (до 1933 г.) - этап обособленности систем государственного регулирования. На этом этапе каждая страна проводила собственную экономическую политику, основывавшуюся на классической экономической теории. Несмотря на то, что системы государственного регулирования развитых стран были практически изолированы, определенные истоки объединения экономических систем были заложены уже тогда, в силу особенностей государственно-монополистического капитализма того времени. Это выражалось в зарождении международного разделения труда и специализации стран, процессов международного перелива товаров, рабочей силы и капиталов, возникновении транснациональных корпораций, взаимосвязи, взаимном влиянии финансовых рынков, введении международных валютных стандартов, взаимной координации деятельности центральных банков и т.п. Именно поэтому кризис начала тридцатых годов был общемировым (а не ограничивался рамками национальных экономик как предшествовавшие ему кризисы перепроизводства XIX - начала XX века).

II этап (приблизительно с 1933- 1975 гг.) - этап интеграции экономик различных стран и возникновение взаимосвязи и взаимозависимости систем регулирования. После кризиса 30-х гг. и особенно после второй мировой войны процессы экономической интеграции стали развиваться ускоренными темпами. Несмотря на то, что масштабы государственного вмешательства в экономику сильно увеличились, системы регулирования продолжали оставаться обособленными и базировались теперь преимущественно на кейнсианских методах регулирования. Темпы интеграции систем регулирования отставали от темпов интеграции самих регулируемых национальных экономик. Имело место опережающее развитие экономического базиса по сравнению с политической надстройкой. Сложившиеся системы государственного регулирования хорошо удовлетворяли только внутригосударственные потребности в воздействии на экономику, манипулировании конъюнктурными колебаниями и участии государства в решении социальных проблем. Как показали события середины 70-х гг., защиты от мировых кризисов эта система все равно не гарантировала.

Однако уже тогда были подписаны многие межгосударственные экономические соглашения и начали зарождаться отдельные институты межгосударственного регулирования, например, Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), созданная уже в начале 60-х гг. для целей координации макроэкономической политики промышленно развитых стран. ОЭСР хотя и не была источником серьезных международных регулирующих норм, но способствовала взаимодействию национальных систем регулирования, стимулированию экономического роста и финансовой стабильности. Многие межгосударственные организации (МВФ, МБРР и пр.) активно функционировали в сфере денежно-кредитного регулирования. Уже тогда наметилась основная направленность такого регулирования - диктат экономически развитых стран по отношению к странам третьего мира. Кроме того, на втором этапе имело место экономическое и политическое противостояние социалистического и капиталистического лагеря, что было серьезным тормозом интеграции регулирования.

III этап (с 1975 до настоящего времени) - этап глобализации экономики и интернационализации регулирования. На этом этапе начало формироваться межгосударственное регулирование как единая система. После мирового кризиса середины 70-х годов, показавшего, насколько усилилась зависимость национальных экономик от внешних факторов, активизировалось развитие надгосударственных структур регулирования и усилилось их влияние. Еще до того, в начале 70-х гг., пример объединения, правда не положительный, а отрицательный, подали страны-экспортеры нефти (Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК) инициировала повышение цен на нефть, что подтолкнуло мировой экономический кризис, который начался именно с рынка нефтепродуктов, а не с финансовых рынков как предыдущий). Затем шаги в сторону интеграции стали предпринимать страны ЕС (тогда называвшегося Европейское экономическое сообщество, ЕЭС), где эта деятельность была проведена наиболее последовательно, результативно и прогрессивно. Основой регулирования на национальном уровне в 80-е гг. стала неоклассическая доктрина.

Многими современными исследователями отмечается проблема несоответствия степени политической и экономической интеграции (опережения темпов развития второй над первой).2 Отметим, что и сама экономическая интеграция по скорости неодинакова в различных отраслях экономики.

Быстрее всего на сегодняшний день идет интеграция денежно-кредитных инструментов регулирования. В частности, в рамках ЕС функционирует единый Центробанк, что свидетельствует об очень высокой степени интеграции денежно-кредитного регулирования. Выпуск с 1 января 1999 года в обращение ЕВРО, который несмотря на его неоднозначное влияние в области экономико-политических отношений между Европой и США, является наивысшим проявлением европейской интеграции, - это также инструмент денежно-кредитного регулирования. Об опережении темпов интеграции в денежно-кредитной сфере говорит также тот факт, что в Европе есть единый рынок капитала, но нет, например, единого рынка рабочей силы (в разных странах в этой сфере действуют иногда принципиально различные законодательные нормы) и других специфических товаров.

Однако бюджетно-финансовые регуляторы даже в современной Европе продолжают реализовываться в основном на национальном уровне, международные организации устанавливают только границы колебаний определенных показателей (уровня налогов, бюджетного дефицита и др.) На наш взгляд, это говорит о зарождении следующей тенденции. Межгосударственная система регулирования строится на неоклассическом принципе концентрации регулирующих государственных действий в денежно-кредитной сфере. Но если денежно-кредитное регулирование выносится на межгосударственный уровень, то для национальных систем регулирования остаются другие косвенные (в основном, финансовые) и внутренние административно-правовые регуляторы.

Вообще, как это видно по проанализированным выше этапам, моделям государственного регулирования свойственна циклическая взаимозаменяемость. Кризис в экономике всегда приводит к смене модели регулирования, будь то национальный или межгосударственный уровень.

Поэтому, исходя из сложившегося распределения используемых регуляторов между уровнями, а также с учетом циклической взаимозаменяемости моделей государственного регулирования, мы предполагаем, что на уровне государственного регулирования национальных экономик можно ожидать возврата к кейнсианским, преимущественно финансовым методам регулирования.

На современном этапе появляются новые подходы не только к практике государственного регулирования, но и к его теоретическому анализу. Остановимся на нескольких примерах таких новых подходов.

В частности, в конце 80-х гг. в США начали использоваться понятия "геоэкономика" и "геофинансы". Под геоэкономикой понимается "наука, исследующая поведение государства в конкретной ситуации, разрабатывающая его экономическую стратегию и тактику для повышения конкурентоспособности национального хозяйства на международной арене".3 Геоэкономический подход опирается на идею межгосударственной конкуренции на различных рынках, его сторонники обосновывают необходимость именно государственной поддержки участия национальных производителей в глобальной конкуренции. Его противники, напротив, считают, что в экономически развитых странах для поддержания их товаров и услуг на внешних рынках государственное участие не требуется, что их конкурентоспособность и так достаточна. С последним трудно согласиться: мировое хозяйство на сегодняшний день требует вовлечения в международный экономический оборот ресурсов и продуктов не только из индустриально развитых стран, но и всех остальных тоже. А их участие в международных процессах не всегда возможно без поддержки государства. Все это позволяет нам признать целесообразность геоэкономического подхода не только для развитых стран, но и особенно для стран с переходной экономикой, в частности России.

Интеграция может также исследоваться с позиции информационно-финансового подхода4. При информационно-финансовом подходе выделяют ряд признаков интеграции, характерных для современного этапа развития экономики: информация приобрела стоимость и стала товаром, измеряемым денежным эквивалентом; произошла "дематериализация" денег, они оторвались от своего материального носителя, действуя в разнообразных формах "электронных" и расчетных денег, на передний план вышла именно их информационная сущность; возникли и быстро растут информационно-финансовые рынки, причем емкость этих рынков, функционирующих во всемирном масштабе, значительно перекрывает объемы товарных рынков; в структуре капитала быстро повышается удельный вес фиктивного капитала, выраженного не в деньгах, а в правах на получение дохода - акциях, облигациях и т.д.; компьютерные сети становятся всеобщими финансово-информационными коммуникациями, функционирующими во всемирном масштабе; растут нематериальные активы предприятий, включая информационные товары, в денежном выражении.5

Информатизация и повышение роли финансовых институтов, по мнению А. Мовсесяна, являются, определяющими чертами современного этапа экономического развития и приобретает общецивилизационные масштабы. На наш взгляд, можно в целом согласиться с таким мнением (разумеется, с поправкой на то, что при всей важности информационно-финансового сектора, не следует забывать, что основу экономического развития составляет все же производственная сфера). Более того, представляется возможным предположить, что именно информационно-финансовая интеграция создает дополнительные предпосылки объединения систем государственного регулирования. Только в рамках скоординированных межгосударственными институтами регулирующих действий возможно нормальное, устойчивое и стабильное развитие международной финансово-кредитной системы, имеющей в современных условиях важнейшее значение для экономического благополучия как национальной экономики, так и мирового хозяйства в целом.

С 1997 г. начали проявляться симптомы приближения третьего мирового экономического кризиса, и проявились они именно на финансовых рынках. Первые признаки кризиса почувствовали страны Юго-Восточной Азии, сюда же следует отнести падение мировых цен на нефть летом 1998 года и события 17 августа 1998 г. в России. Их отметили различные специалисты, например, Дж. Сорос6. Конечно, эти явления можно трактовать и просто как национальные или локальные межгосударственные экономические кризисы, но правильнее все же, воспринимать их как звенья в одной цепи нарастания мирового кризиса.

Новый мировой кризис будет проходить уже в условиях глобальной экономики. После него начнется новый этап развития системы государственного регулирования экономики - этап глобального межгосударственного регулирования.

Однако не все экономисты признают неизбежность мирового кризиса, некоторыми аналитиками, напротив, прогнозируется в ближайшее время незначительный экономический рост в большинстве стран мира (разумеется, за исключением России). В частности, в ежегодном экономическом прогнозе МВФ было заявлено, что в 2000 году рост мировой экономики может достичь 3,5 %7, несмотря на не слишком благоприятные перспективы ряда стран, в том числе Западной Европы и Японии, в связи с чем многие уже поспешили заявить, что опасность глобального экономического кризиса миновала. Сложно сказать, являются ли такие прогнозы достаточно обоснованными, или такие заявления носят сугубо популистский характер, или делая их, МВФ преследует свои конъюнктурные цели, в частности во взаимоотношениях с Россией и другими экономически неблагополучными странами.

С такими заявлениями трудно согласиться. Мировой экономический кризис в условиях глобальной экономики неизбежен, так как причины, способные его вызвать, не только не устранены, но и все больше накапливаются. Это отмечено не только нами, но и многими западными специалистами. В частности, по мнению американского финансиста Дж.Сороса (посвятившего несколько работ проблемам глобальной экономики и одновременно проводящего практические "эксперименты" на международных финансовых рынках), основные недостатки современной глобальной капиталистической системы, подразделяются на пять групп: неравномерное распределение благ, нестабильность финансовой системы, надвигающаяся угроза глобальных монополий и олигархий, неоднозначная роль государства, проблемы ценностей и социального согласия.8

Естественно, всему этому невозможно противостоять силами одного только чисто рыночного саморегулирования, которое не гарантирует решения глобальных социально-экономических проблем современного общества, в том числе таких, на наш взгляд, важнейших как необходимость обеспечения всех участников экономики "общественными благами" (системой национальной и мировой безопасности, сетями коммуникаций (связь, энергетика и т.п.), образования, здравоохранения (минимально необходимого уровня) и т.п.); преодоления циклических колебаний экономического роста и экономических кризисов; нормального функционирования денежного обращения и финансовых рынков, борьбы с инфляцией; поддержания необходимого состояния конкуренции (в том числе международной) и сдерживания монополизма; перераспределения доходов граждан в соответствии с целями демократического общества; оптимального воспроизводства рабочей силы, занятости населения, обеспечения нетрудоспособных и безработных; поддержки фундаментальной науки, стимулирования НТП и повышения уровня технологического развития; финансирования экологических мероприятий и контроля за рациональным использованием невосполнимых природных ресурсов.

"Государство в развитой рыночной системе призвано обеспечивать институционально-правовую структуру экономики и восполнять так называемые "провалы рынка"9, и глобализация, на наш взгляд, эту необходимость только усиливает. Поэтому без адекватного участия государства мировая экономическая система будет предрасположена к новому мировому кризису.

Другое дело, что при современном уровне развития методов государственного регулирования, государство способно и обязано максимально сгладить течение такого кризиса, сделать его менее острым, максимально нейтрализовать его последствия для национальной экономики отдельных стран, и преодолев кризис, дать толчок для будущего экономического роста. Поэтому, говоря о регулировании глобальной экономики, следует заметить, что оно должно служить инструментом обеспечения баланса интересов не только всех участников национальных рыночных экономик, но и баланса интересов всех стран.

Наиболее ярко и последовательно международная интеграция государственного регулирования экономических процессов проявилась в странах Европейского Союза (ЕС). Здесь в настоящее время сформировался не имеющий аналогов в мире механизм регулирования хозяйственной жизни, основанный на наднациональном вмешательстве в социально-экономические процессы. Поскольку экономическая жизнь этих стран строится теперь в рамках единого внутреннего рынка, для них особенно важно, во-первых, проведение единой политики в области регулирования экономической деятельности, и во-вторых, приведение к единообразию (унификации) национальных систем регулирования, гармонизации законодательств и принятия единых стандартов регулирования. Правила регулирования предпринимательской деятельности, утвержденные в ЕС распространяются и на иностранных, в том числе российских, предпринимателей, выступающих на рынке 15 европейских стран в качестве экспортеров товаров и капитала.

Это регулирование направлено на создание для европейских компаний в рамках ЕС таких условий, которые способствуют повышению эффективности их деятельности, т.е. создание правовой инфраструктуры, условий сбыта, экспорта, конкуренции, налаживания межфирменного сотрудничества, проведение единой валютно-финансовой, торговой и налоговой политики. Основной конечной целью этого регулирования является формирование гибкой системы, максимально обеспечивающей эффективность предпринимательства и способствующей соблюдению баланса экономических интересов всех участников международных экономических отношений.

Подводя итоги, хотелось бы сделать ряд выводов:

25.12.1999 г.

1 Шишков Ю. "Россия в глобализируемой системе международных хозяйственных связей" / "Российский экономический журнал" 1998 г., №9-10, с. 79.
2 См. например, Бойко Т. "Евро - "pro", евро - "kontrо" / "Бизнес-адвокат" 1999 г., № 6, с.12.
3 Обухов Н. "Проблемы геоэкономики" /"Экономист" 1998 г., № 10., с. 86.
4 См., например, Мовсесян А. "О стратегии государственного регулирования экономики"/ "Экономист" № 10 1998 г, с. 18-28; Мовсесян А. "Информационно-финансовый подход к экономической интеграции" / "Вопросы экономики"№ 7-1997, с.87-96.
5 Более подробно об этом см. Мовсесян А. "Информационно-финансовый подход к экономической интеграции" / "Вопросы экономики"№ 7-1997, с.87-88.
6 Сорос Дж. "Кризис мирового капитализма" / Москва, Инфра-М, 1999 г., с. 149.
7 Матросов В. "МВФ: пессимистический прогноз для России"/"Интерфакс-Время", 1999 г., № 18-19, с. 13.
8 Сорос Дж. "Будущее капиталистической системы зависит от упрочения глобального открытого общества" / "Финансовые известия" № 2, 15 января 1998 г., с.5.
9 Осадчая И.М. "Государство в переходной экономике: между Левиафаном и анархией" / "Мировая экономика и международные отношения", 1998 г., № 1, с.140.

Все материалы, представленные на сайте, являются собственной разработкой автора и защищаются авторским правом. Воспроизведение любым способом без ссылки на источник - запрещается


Другие публикации
На Главную
Rambler's Top100