СТРАХОВОЙ КОНСАЛТИНГ:

<<ПУБЛИКАЦИИ>> <<МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ>> <<ИНТЕРВЬЮ И КОММЕНТАРИИ>> <<ОБ АВТОРЕ>>


Мария Жилкина, "Русский полис" 2002 г, № 4, с.70-73.

Штрихи к портрету российского сберегателя

Проблема возврата в инвестиционный процесс осевших по «чулкам» и «кубышкам» наличных сбережений населения России имеет поистине государственный масштаб. На роль создателей финансового инструментария для вложений физических лиц претендуют и банки, и страховые организации, и пенсионные фонды - и все пока без особого успеха. Приблизиться к пониманию некоторых причин этого мы попытаемся в данной статье.

Контингент российских сберегателей только на первый взгляд производит впечатление однородной массы. Реально же единство ограничивается только общим предубеждением против активного личного участия в инвестиционном процессе, во всем остальном их социодемографические, экономические и поведенческие характеристики являют собой достойное внимания многообразие.

Структура и состав сберегателей требует анализа в разрезе различных факторов. В этом нам помогут некоторые результаты исследования, проводившегося в 2001 году Исследовательской группой ЦИРКОН (г. Москва), представленные в таблицах и диаграммах.

И первый из интересующих нас вопросов, которые в ходе исследования задавались респондентам - хорошее или плохое сейчас время для того, чтобы делать сбережения, - дал следующие результаты. Большинство (57%) назвали положение плохим, а хорошим - только 6%. Конечно, по сравнению с ситуацией несколько лет назад, когда после августовского кризиса 1998 года негативная оценка положения наблюдалась почти у 80% населения, прогресс налицо. Однако до благоприятных показателей пока далеко. Поэтому важнее рассмотреть проблему в динамике, с точки зрения ожиданий сберегателей, их прогнозов относительно будущего и отношения к нему.

Оптимистическая трагедия

Данные, полученные исследователями, позволяют сгруппировать потенциальных и реальных частных инвесторов в 4 группы:

1. Оптимисты уверены, что сегодня ситуация более или менее благоприятна для накопления, а их личные сберегательные возможности в дальнейшем не ухудшатся, а может, и улучшатся. Увы, таких среди респондентов оказалось всего 9,1%.

2. Пессимисты не считают сегодняшнее положение хорошим и не ожидают его улучшения. Это самая многочисленная группа - их в совокупности насчитывается порядка 60%.

3. Неопределившиеся (6,5%) не смогли оценить ни сегодняшнюю ситуацию, ни перспективы.

4. Умеренные - группа выразителей «промежуточной» между оптимистами и пессимистами позиции. Их по сравнению с оптимистами оказалось тоже довольно много - 24,5%.

Кроме того, степень финансового оптимизма неодинакова у различных половозрастных групп. У пессимизма явно женское лицо. Среди оптимистов больше мужчин, тогда как женщины превалируют в группе пессимистов и неопределившихся. Кроме того, оптимизм угасает с возрастом: чем старше респонденты, тем больше преобладающие группы перераспределяются из «оптимистов» в сторону «пессимистов».

Страховщикам на заметку: в вопросе половозрастных различий ситуация в России противоположна мировой тенденции. На Западе женщина среднего возраста считается весьма лояльным потребителем, например, по тому же страхованию жизни, а у нас она оказывается злостным пессимистом. Даже на основании одного этого уже можно утверждать, что «их» продуктовый ряд и способы стимулирования для нашего потребителя в чистом виде не подойдут, и заимствовать финансовые технологии надо с оглядкой на национальные особенности.

Различие по образовательному уровню менее заметно. Однако все же в числе оптимистов чуть больше лиц с высшим образованием, среди неопределившихся непропорционально много малообразованных, а пессимизм одинаково распространен во всех образовательных категориях.

Различия по социальному положению и доходу также влияют на степень финансового оптимизма граждан. Оптимизм прямо пропорционален уровню среднедушевого дохода в семье, и это понятно - пессимизм бедных имеет вполне реальные основания. Однако что странно, среди финансовых оптимистов довольно много студентов и безработных (по 10% каждая группа). Это заставляет нас вспомнить о том, что позитивные/негативные ожидания - явление, обусловленное не только объективными экономическими причинами, но и «человеческим фактором» - индивидуальными психологическими особенностями и предпочтениями.

Практически не влияет на финансовые ожидания размер семьи респондентов. Зато явно выражена тенденция лидерства крупных городов по проживанию в них оптимистов.

Опыт - не главное!

Результаты исследования опровергают расхожую истину о том, что едва ли не основным фактором, отпугивающим граждан от принятия решений о сотрудничестве с какими-либо финансовыми структурами, является негативный прошлый опыт вложений в «пирамиды» и лопнувшие банки. Как видно из таблицы, подавляющее большинство «пессимистов» и «неопределившихся» никогда ничего не вкладывали в финансовые структуры, тогда как люди, потерявшие деньги в прошлом, оценивают будущее вполне умеренно. Ну а среди оптимистов гораздо больше людей, позитивно оценивающих свой предыдущий опыт инвестиционных вложений.

Однако все это только издалека приближает нас к вопросу о поведении населения на финансовом рынке. В чем реально выразится сберегательный оптимизм отдельных категорий граждан, чем отольется финансистам массовый пессимизм, а кому достанутся чулочные сбережения «неопределившихся», в исследовании ответа не дается. Собственно, будущие маркетинговые войны на рынке финансовых услуг населению будут в первую очередь направлены на завоевание сердец и кошельков сектора «умеренных» и «неопределившихся», ранее не сталкивавшихся с финансовыми структурами. Еще больше усилий потребует освоение рынка «пессимистов», скептицизм которых основан не на предшествующем опыте, которого у них нет, а на каких-то других факторах, оставшихся за рамками рассматриваемого исследования. Что же касается рынка «оптимистов», а также лиц, ранее с разной степенью успеха участвовавших в инвестиционных операциях, то ключ к их кубышкам получит тот, кто с по мощью рациональных аргументов сможет убедить их, что предлагаемый им инвестиционный инструмент _ самый лучший. А это получится только тогда, когда банки, страховщики и прочие финансовые институты станут активнее применять маркетинговые исследования потребностей клиентов.

Еще один очень интересный сегмент - лица, склонные к сбережениям и инвестициям в финансовые структуры, несмотря на то что, по их же собственной оценке, материальное положение не позволяет им делать сбережения. Таковых, по данным ЦИРКОНа, чуть менее 10%. В целом это люди, намеренно ограничивающие текущее потребление ради будущего дохода от вложений. Такие индивиды, против логики предпочитающие не сегодняшнее, а будущее удовлетворение потребностей, есть в любом обществе. В развитых странах их доля обычно не превышает 20%. Но то, что они есть даже в России, причем в достаточном количестве, несмотря на все социально-экономические катаклизмы - факт удивительный, хотя и подтверждающий общую закономерность (и это еще без учета лиц вполне обеспеченных, но тоже склонных к умышленному отказу от текущего потребления). Что только подтверждает следующее: данное явление не экономического, а поведенческого, психологического порядка. А значит, для сегмента «убежденных» сберегателей-аскетов банкам и страховщикам есть смысл разрабатывать специальные маркетинговые программы и финансовые продукты.

Почти классический взгляд

Полученные данные иллюстрируют традиционный макроэкономический подход к предпочтениям потребления и сбережения. Разумеется, при доминировании пессимистических ожиданий желание больше расходовать на текущее потребление преобладает: раз завтра еще неизвестно, что будет, надо сегодня наслаждаться жизнью. Точно так же и в самой структуре накоплений пессимизм способствует усилению роли сбережений страхового характера и уменьшает долю накоплений инвестиционной направленности.

К сожалению, избранная исследователями группировка предпочтений в расходах не позволяет однозначно судить, какова доля «отложенного» потребления, а какая приходится на чистое накопление. Кроме того, спорным моментом является отнесение приобретения ювелирных изделий и драгоценностей (а не только золота в слитках) к группе «Сбережение». Это может быть справедливо только в отношении очень узкой группы так называемых «предметов тезаврации»: предметов коллекционирования, антиквариата, уникальных и высокохудожественных изделий из драгоценных металлов и камней, они еще могут считаться объектом финансовых вложений. Тогда как обычное, бытовое приобретение ювелирной продукции маркетологи, как правило, относят к потреблению предметов роскоши. Да и специалисты по экономической теории также считают это видом потребления, причем одним из самых непроизводительных, не полезных для экономики. В данном контексте хочется еще немного возразить сторонникам других точек зрения на исследования финансового поведения населения, которые невольно представляют предпочтения потребления или сбережения как некий неуправляемый процесс, если от чего-то и зависящий, то, как минимум, от действий государства на макроуровне, а не от усилий самих финансовых операторов. Конечно, попытки сегодня опираться на традиционалистский подход, безапелляционно утверждающий, что на предпочтение сбережений влияет преимущественно норма процента, выглядят несерьезно. Точно так же и опора исключительно на динамику ожиданий и предпочтений населения в финансовой сфере методологически воспринимается, по меньшей мере, как желание упростить исследование. Необходимость же усилий самих инвестиционных институтов, играющих сегодня важнейшую роль информационно-финансовой оболочки глобального рынка, и в том, и в другом подходе почему-то игнорируется.

Мы живем в эпоху маркетинга. И кто как не мы, россияне, помним про опыт вложений в финансовые «пирамиды», когда определенный контингент частных инвесторов нес туда буквально последнюю рубашку, невзирая на неблагоприятные макро- и микроэкономические факторы, повинуясь одному лишь зову рекламы. Поэтому перекладывать с больной головы на здоровую, переносить вину с самих финансовых институтов, не умеющих или не желающих «зацепить» потребителя при помощи адекватного применения маркетинговых инструментов, на какие-то абстрактные причины национального масштаба мы бы не торопились.


Все материалы, представленные на сайте, являются собственной разработкой автора и защищаются авторским правом. Воспроизведение любым способом без ссылки на источник - запрещается


Другие публикации
На Главную
Rambler's Top100